Глава 36 Невыносимый нексус крайностей

В Грейсленде едва заметно, но настойчиво пахло арахисовым маслом и бананами.

– Отлично сочетается с шоколадом! – сказала Цин, когда они с Ником ступили внутрь особняка.

Едва успев прибыть на место, Ник понял, что в этом известном на весь мир туристском аттракционе происходит что-то необычное. Полы были мягкими и твёрдыми одновременно, и куда бы Ник ни взглянул, создавалось впечатление, что у него двоится в глазах. Он хотел списать это на своё ухудшившееся зрение, но всё же предположил, что дело не только в нём.

– Место-то какое странное… – сказала Цин. – Комната смеха, что ль?

Однако Ник подозревал, что здесь нет ничего забавного Глава 36 Невыносимый нексус крайностей ни для кого, кроме туристов. Это междуворот, понял Ник. Он подумал, что самым разумным было бы убраться отсюда подобру-поздорову… но он же сказал Мэри, что встретится с нею здесь, а он своему слову хозяин.

С ними вместе пришла группа послесветов, но Ник велел им ждать снаружи, внутрь вошли только он и Цин. Перед ребятами проходили анфилады комнат – от элегантных до нелепых; в воздухе как будто слышались дальние отзвуки бесчисленных праздников и вечеринок. Само собой, живые слышали лишь доносящуюся изо всех углов «Люби меня нежно», но и они начали ощущать проникающий неизвестно откуда аромат шоколада.

В глубине дома Ник и Глава 36 Невыносимый нексус крайностей Цин нашли знаменитую своим дурным вкусом «Комнату джунглей» – мебель в ней была обита леопардовыми и зебровыми шкурами, лохматый зелёный ковёр устилал не только пол, но и потолок. Здесь они будут ждать Мэри.

Ник неважно себя чувствовал, и это само по себе навевало тревогу – ибо в Междумире нельзя заболеть. И всё же это правда – в юноше разгорался жар, он поднимался из самой глубины его души и излучался наружу.

Чтобы убить время ожидания, Цин беспокойно рисовала в своём блокноте бессмысленные загогулины.

– А что если она не придёт?

– Придёт.

Когда часы на стене пробили пять, а Мэри так и не появилась, Ник заволновался Глава 36 Невыносимый нексус крайностей. Мэри никогда не опаздывала! С каждой уходящей минутой Ник чувствовал себя всё хуже и хуже.

– Она не придёт! – заявила Цин. – Пошли отсюда, у меня от этого места мурашки по коже!

– Она придёт!

Внутренний жар Ника достиг своей высшей точки; и тогда начало происходить нечто необычайное: Ник вспотел. Но когда он попытался утереться, то увидел, что это вовсе не пот. Это шоколад.

«Скорее бы уж она пришла!» – думал он.

* * *

Ник прибыл на место встречи на двадцать минут раньше условленного срока. Мэри – на десять минут позже.

Она приближалась к Грейсленду в одиночку и, судя по виду, без страха, однако Глава 36 Невыносимый нексус крайностей в душе у неё всё замирало. Мэри боялась не Грейсленда – она опасалась собственной реакции на Ника. «Сценарий, – твердила она себе, – придерживайся сценария». Каждый играл в нём свою роль: и Спидо, и Милос со своими дружками-скинджекерами; значит, ей тоже придётся исполнить свою. Мэри утешалась мыслью о том, что в она в нравственном плане превосходит Ника, а из этого следовало, что если есть на свете высшая справедливость, сегодня она, Мэри, будет достойно вознаграждена за все свои усилия.

Два десятка последователей Огра стояли перед усадьбой и с тревогой наблюдали за тем, как Грейсленд то расплывался, то вновь обретал чёткость. При приближении Глава 36 Невыносимый нексус крайностей Мэри они расступились, в трепете и страхе не сводя с неё глаз. Она лишь улыбалась.



– Ничего не бойтесь! – сказала она им. – Забудьте тревоги. С этого момента всё пойдёт очень хорошо! – И с этими словами проследовала в междуворот.

Чрезмерный декор особняка оскорблял вкус Мэри. По помещениям кружили последние группы припозднившихся экскурсантов. Мэри не обращала на них внимания – она шла на запах шоколада, исходящий из безвкусной Комнаты Джунглей. Ник был там. Она с трудом поборола желание кинуться к нему, встряхнуть его как следует, прижаться к нему, залепить пощёчину… Нет! Надлежит сохранять хладнокровие и подобающую дистанцию, иначе ей не выдержать груза этого страшного, критического Глава 36 Невыносимый нексус крайностей момента.

И вдруг она обнаружила, что Ник не один. Рядом с ним переминался какой-то неряха-послесвет в форме армии Конфедерации. В одной руке у неряхи был блокнот, а в другой он неловко сжимал карандаш – так обезьяна держала бы ложку. Мэри, однако, не поддалась на обман – она сразу поняла – перед ней та самая знаменитая Потрошительница. Фактически, в ней-то и заключалась одна из причин, почему Мэри пришла на встречу одна. Присущее Нику чувство чести поставит его в невыгодное положение, ибо он никогда не позволит Потрошительнице напасть на одинокую, беззащитную девушку. Так, во всяком случае, надеялась Мэри.

Завидев Глава 36 Невыносимый нексус крайностей её, Ник выпрямился, и она пристально вгляделась в него. Всё так, как она и подозревала: шоколад пустил метастазы, поглотил мысли Ника, а затем захватил и его тело. Мэри дала ему кличку «Шоколадный Огр», и кличка сыграла свою роль, нанесла Нику невосполнимый вред. Пророчество стало сбываться само собой. Ник теперь почти полностью состоял из шоколада, лишь одна рука и треть лица оставались чистыми, но и на них кожа потемнела и покрылась влагой. А вот это уже действие междуворота. Всё, что требовалось от Мэри – это тянуть время, и тогда она одержит над Ником верх, не шевельнув даже пальцем. Надо бы сказать ему: «Ты Глава 36 Невыносимый нексус крайностей сам в этом виноват, Ник», – но она так и не смогла заставить себя это сделать.

– Здравствуй, Мэри.

– Здравствуй, Ник.

Она всё ещё любила Ника, но при взгляде на него содрогнулась и почувствовала, как её любовь превращается в жалость. Ник был в бедственном состоянии. Теперь Мэри вполне могла оправдывать свои поступки тем, что от Ника больше ничего не осталось, его заменил Шоколадный Огр – существо настолько несчастное, что избавить его от страданий станет актом милосердия.

Держать дистанцию стало легче.

– Что нам сказать друг другу, Ник?

– Как насчёт «приятно снова видеть тебя»? – Хриплый, грубый голос Ника уже не походил на Глава 36 Невыносимый нексус крайностей человеческий. Он кашлянул – из его горла вырвалось густое гортанное бульканье.

– Да, – согласилась Мэри. – Приятно снова видеть тебя. Правда!

Мэри начала ощущать на себе влияние междуворота, но не беспокоилась – ей не придётся подвергаться его воздействию так долго, как Ник. Вот почему она намеренно опоздала. К тому же междуворот оказывал на неё совсем другой эффект: Мэри не только не пригибало к земле тяжким грузом, но наоборот – она словно в воздух воспаряла. Собственно говоря, она чувствовала, что у неё сил прибавилось!

– Мне тебя не хватало, – сказал Ник.

– Вот как? Поэтому ты продолжал доставлять мне неприятности, словно колючка в боку? Разве ты Глава 36 Невыносимый нексус крайностей маленький мальчик, впервые влюбившийся и не знающий, как привлечь к себе внимание?

Сочащийся из пор его кожи шоколад потемнел. Мэри вздохнула.

– Мне тоже тебя не хватало, – призналась она.

Ник смущённо пожал плечами.

– Я бы обнял тебя, но боюсь запачкать твоё безукоризненное платье.

Мэри печально покачала головой.

– Как ужасно всё пошло между нами, Ник! Так не должно было случиться. Почему ты стал враждовать со мной?

– По той же причине, по которой ты враждуешь со мной. Я, так же как и ты, делаю то, что считаю правильным – освобождаю детей из пут этого мира.

– Мы здесь для того, чтобы строить Междумир, а не подвергать опустошению Глава 36 Невыносимый нексус крайностей!

– Как можешь ты, умная и добрая, так глубоко ошибаться?!

Мэри закрыла глаза. А она-то мечтала, что Ник в последнюю минуту отречётся, и ему откроется путь к спасению! По-видимому, этому не бывать. Он никогда не станет на её точку зрения.

– Придя сюда сегодня, ты совершил единственный правильный поступок за всё последнее время, – промолвила она.

Ник пошевелился, и она увидела, как его левое плечо осело и начало терять форму. Мэри было не по себе смотреть это, и тем не менее она не отводила глаз, считая, что таково её наказание за оказанное Нику доверие, которого тот не оправдал Глава 36 Невыносимый нексус крайностей.

– Если у тебя имеются мирные предложения, я готов выслушать, – прохрипел Ник – его голос с каждой минутой всё меньше походил на человеческий.

Мэри вновь покачала головой.

– Нет у меня никаких мирных предложений. Я не пойду тебе на уступки. Каждый послесвет в Междумире имеет право на мир и покой, которые я им даю. Я не пожертвую ни одним из них ради мира с тобой.

– Тогда для чего мы здесь?

Мэри улыбнулась печальной и торжествующей улыбкой.

– Для того, чтобы принять твою безоговорочную сдачу, конечно! В эту самую минуту мои дети штурмуют твой поезд. Вся твоя армия попадёт в плен. Тебе не к Глава 36 Невыносимый нексус крайностей кому будет возвратиться, Ник, у тебя никого не останется. Я уже выиграла.

Ник смотрел на Мэри. Вот она – такая же прекрасная, такая же могущественная, как всегда, возможно, даже больше, чем всегда, потому что это место, похоже, приумножало и её красоту, и её могущество. Но через мгновение от её силы ничего не останется. Ах вот как – значит, она считает его жалким влюблённым мальчишкой?! Ничего, скоро он в полной мере насладится выражением отчаяния на её прекрасном лице! Ник даже почувствовал что-то вроде вины.

– Твоих детей ждёт сюрприз, – ответил Ник. – У тебя двести послесветов, а у меня четыреста. Это моя армия Глава 36 Невыносимый нексус крайностей захватит в плен твою! А потом всем им раздадут монеты, и во второй раз «твои дети» станут свободными. Спасибо за то, что послала их к поезду, облегчила мне труд.

Реакция Мэри оказалась совсем не такой, как ожидал Ник. Она закинула за спину свои роскошные волосы и горделиво расправила плечи.

– Ах, Ник, мне кажется, ты заблуждаешься. Как я сказала, у меня более двухсот послесветов – и я не солгала. – И она улыбнулась леденящей кровь улыбкой. – У меня их тысяча. Это ведь больше, чем две сотни, как ты думаешь?

Когда смысл её слов дошёл до Ника, его словно громом поразило. Волю юноши парализовало Глава 36 Невыносимый нексус крайностей. У неё тысяча душ! Да она с лёгкостью расправится с его армией! С напряжением, которое Ник всячески пытался сдержать с самого своего первого шага в междувороте, которое всё росло в нём и требовало выхода, – с этим напряжением больше нельзя было совладать. У Ника появилось чувство, будто внутри него прорвалась плотина. В глазах помутилось, а потом стало совсем темно. Всё его существо начало расползаться, исчезать, пожираемое приторно-сладкой раковой опухолью. То, что началось с маленького пятнышка, поглотило его всего. Гора шоколада – вот что осталось от Ника.

– Сейчас, сэр? – спросила Цин. – Мне приступать сейчас или как?

Да, конечно же, сейчас Глава 36 Невыносимый нексус крайностей! Он, возможно, не одержит победу над её детьми, зато он всё ещё может одержать победу над самой Мэри!

«Я приготовил тебе подарок, Мэри», – хотел сказать Ник – в точности так, как делал это в своих фантазиях – но… он больше не мог произнести ни слова, из его рта вылетали только невнятные, тягучие звуки, похожие завывание ветра в пещере. Но прежде чем его мысли тоже превратились в бесформенное месиво, он послал Цин вперёд. «Давай!» – попытался он выговорить, и она, должно быть поняла, потому что кинулась к Мэри, схватила за плечи, налегла и принялась толкать.

Мэри думала, что подготовилась к любым неожиданностям Глава 36 Невыносимый нексус крайностей.

Потрошительница? Вряд ли от неё стоит ожидать чего-то по-настоящему опасного. Ну, разве что каких-нибудь мелких неприятностей. «Да пусть крадёт у меня всё, что ей угодно, – думала Мэри, – я как-нибудь переживу». Но в ту секунду, как Потрошительница начала толкать её, Мэри сообразила, что ошибалась. В затылке у неё появилось какое-то странное ощущение – пощипывание или покалывание, словом что-то такое, чего ей ещё никогда не доводилось чувствовать. Потрошительница налегла сильнее, покалывание охватило лицо Мэри, затем плечи… Да что же это такое?! Эктодёру полагается воровать, а эта… что она делает?!

Мэри вдруг глотнула воздух открытым ртом – по Глава 36 Невыносимый нексус крайностей-настоящему! Она действительно вдохнула – как вдыхают живые люди. Вот теперь до неё дошло, что же, собственно, делает Потрошительница. Она выталкивает Мэри в живой мир! Да разве это возможно?! Мэри совсем не хотелось проверять это на деле, и она начала сопротивляться: схватившись за ужасную девчонку, Мэри попыталась протиснуться обратно в Междумир.

Цин ещё никогда в жизни не чувствовала такого прилива сил. Она понимала – ей помогает междуворот. Открыть портал в живой мир оказалось так же легко, как разрезать сливочное масло, и Ведьма уже почти проскользнула в дыру… но тут она воспротивилась. Если Грейсленд так подействовал на Цин, то его влияние на Глава 36 Невыносимый нексус крайностей Мэри оказалось ещё более значительным. Она и без того всегда отличалась необыкновенной силой воли, и теперь эта сила возросла во много раз.

Мэри напрочь отказывалась оживать!


documentaxeejcj.html
documentaxeeqmr.html
documentaxeexwz.html
documentaxeffhh.html
documentaxefmrp.html
Документ Глава 36 Невыносимый нексус крайностей