Мечта Дювалье.

Её имя не имело значения, внешность тоже ничего не значила. Важно лишь то, что она была, что Трейджер попытался ещё раз, что он заставил себя поверить и что не сдался. Он пытался.

Но чего-то не хватало. Магии?

Слова были теми же самыми. Сколько раз ты можешь их говорить, размышлял Трейджер, повторять их и верить, как в тот, первый раз? Однажды? Дважды? Быть может, трижды? Или сотню раз? А люди, повторяющие их сто раз, становятся ли они более умелыми в любви? Или лишь обманывают себя? Или они давно позабыли о мечте и используют слова совсем в другом смысле?

Он произносил слова, обнимал Мечта Дювалье. её и целовал. Он произносил слова, абсолютно убеждённый в том, что они мертвы. Он произносил слова и пытался, но за словами скрывалась пустота.

Она отвечала ему, и Трейджер понимал, что и это ничего для него не значит.

Снова и снова они повторяли то, что каждый из них хотел услышать, и оба понимали, что лгут. Они очень старались. Но когда он протянул руку, как актёр, затвердивший свою роль, обречённый играть её снова и снова, и коснулся её щеки — кожа оказалась чудесно мягкой, гладкой и влажной от слез.

IV. Эхо

— Я не хочу делать тебе больно, — сказал Донелли, виновато глядя в Мечта Дювалье. сторону, и Трейджеру стало стыдно, что он огорчает друга. Он коснулся её щеки, и она отвернулась от него.

— Я никогда не хотела сделать тебе больно, — сказала Джози, и Трейджера охватила печаль.

Она дала ему так много, а он заставил её чувствовать себя виноватой. Да, ему больно, но сильный мужчина никогда не покажет свою боль. Трейджер коснулся её щеки, и она поцеловала его ладонь.

— Я сожалею, но больше не люблю тебя, — сказала Лорел. Что он такого сделал, в чем его вина, как умудрился все испортить? Он коснулся её щеки, и она заплакала.

«Сколько раз ты можешь их произносить, — эхом звучал Мечта Дювалье. его голос, — повторять их и верить, как в тот, первый раз?»

Ветер был темным, пыль тяжёлой, небо болезненно пульсировало мерцающим алым пламенем. А в карьере, в темноте, стояла юная девушка в защитных очках и маске с фильтрами, с короткими каштановыми волосами и готовыми ответами.

«Машина раз за разом ломается, а её продолжают отправлять в карьер, — сказала она. — После такого количества неполадок нельзя рассчитывать, что она будет нормально работать».

Труп был огромным и черным, его могучий торс бугрился от мускулов — результат долгих месяцев тренировок. Трейджеру ещё не доводилось видеть таких громадных существ. Он медленно надвигался, шагая по опилкам, наклонившись Мечта Дювалье. вперёд со сверкающим мечом в руке.

Трейджер наблюдал за боем, сидя в кресле, находившемся на верхнем ярусе арены. Другой дрессировщик старался действовать с максимальной осторожностью.

Его собственный труп, жилистый и крепкий, стоял и ждал, опустив Утреннюю Звезду в залитые кровью опилки арены. Трейджер приведёт её в движение достаточно быстро и эффективно, когда наступит подходящий момент. Враг, как и толпа, прекрасно это знали.

Чёрный труп неожиданно поднял свой меч и побежал вперёд, рассчитывая использовать длину клинка и быстроту. Однако трупа Трейджера уже не было там, куда пришёлся хорошо рассчитанный удар вражеского меча.



Удобно сидя над ареной (внизу на арене Мечта Дювалье. его ноги были покрыты кровью и опилками), Трейджер (труп) отдаст команду (взмах Утренней Звезды) — и огромный усыпанный стальными шипами шар опишет круг, почти лениво, почти грациозно, затем ударит в затылок врага, когда тот попытается восстановить равновесие и обернуться. Поток крови и мозг брызнут наружу, а толпа взвоет от восторга.

Трейджер уведёт свой труп с арены и поднимется с кресла, чтобы принять аплодисменты. Это его десятая победа. Скоро он станет чемпионом. Результаты таковы, что они больше не смогут откладывать решающий матч.

Она красива, его госпожа, его любовь. У неё короткие светлые волосы и грациозное тело со стройными ногами и маленькой твёрдой грудью. У Мечта Дювалье. неё зелёные блестящие глаза, и они всегда его приветствуют. А в её улыбке удивительная возбуждающая невинность. Она ждёт его в постели, ждёт возвращения с арены, ждёт с нетерпением и страстью, игривая и любящая. Когда Трейджер входит, она садится и улыбается ему, простыня сползает вниз, и он вновь с восхищением смотрит на её грудь.

Ощущая на себе его взгляд, она прикрывает грудь и краснеет. Трейджер прекрасно знает, что это фальшивая скромность, что она просто играет с ним. Он подходит к постели, садится и протягивает руку, чтобы погладить её по щеке. У неё удивительно мягкая кожа; она проводит носом по его Мечта Дювалье. ладони и прижимается к ней щекой. Трейджер отводит её руки и нежно целует каждую грудь, после чего их губы встречаются в страстном поцелуе. Она отвечает ему; их языки исполняют восхитительный танец.

Они занимаются любовью медленно и чувственно, слившись воедино в тесном объятии, которое длится и длится. Два тела двигаются в безупречном ритме, каждое знает, что нужно партнёру. Трейджер делает едва уловимое движение, и его второе тело устремляется к нему навстречу. Он протягивает руку и их пальцы переплетаются.

Они кончают одновременно (их оргазмы стартуют, повинуясь мозгу дрессировщика), и яркая кровь приливает к её груди и мочкам ушей. Они целуются.

А Мечта Дювалье. затем Трейджер разговаривает со своей любовью, своей госпожой. После секса нужно обязательно вести беседу, он узнал об этом много лет назад.

— Тебе повезло, — иногда говорит он ей, и она прижимается к нему, покрывая поцелуями его грудь. — Очень повезло. Там они лгут, любовь моя. Они учат глупой сияющей мечте, и уговаривают верить и следовать за ней, и утверждают, что для тебя, для каждого кто-то есть. Но они ошибаются. Мир несправедлив, в нем никогда не было справедливости, так зачем же они лгут? Ты преследуешь фантомы и проигрываешь, и они говорят, что будет следующий раз, но все это гниль, пустая Мечта Дювалье. гниль. Никто никогда не находит мечту, они просто обманывают, убеждают себя, что могут и дальше продолжать верить. Но это лишь прилипчивая ложь, которую отчаявшиеся люди повторяют друг другу.

Но к этому моменту он уже больше не может говорить, поскольку поцелуи опускаются все ниже, а затем она берет его член в рот. И Трейджер улыбается своей любви, нежно поглаживая её волосы.

Самая блестящая и жестокая ложь из всех, которые знают люди, называется любовь.


documentaxelmab.html
documentaxeltkj.html
documentaxemaur.html
documentaxemiez.html
documentaxempph.html
Документ Мечта Дювалье.